Вольга Святославич и Микулушка Селянинович

Пожаловал Вольге Святославичу ласковый князь Владимир стольно-киевский три города с крестьянами: Гурчевец, Ореховец и Крестьяновец, и поехал Вольга с храброй своей дружинушкой в новые города свои за данью.

Выехал Вольга с дружинушкой в чистое поле, и видят они пахаря. Пашет он, добрую свою лошадку понукивает; соха поскрипывает, задевает о камушки.

Поехал Вольга пахарю навстречу: едет день, едет другой – не настичь никак; только на третий к полудню, наконец, встретились они. Пашет себе пахарь: уедет в край борозды – не видать его с другого края; коренья, каменья выворачивает, в борозду складывает. Лошадка у него невеликая, соха кленовая, гужи шёлковые.

— Бог в помощь, добрый человек, тебе пахать да крестьянствовать! – говорит Вольга.

— Спасибо на добром слове! – отвечает пахарь. – Божья помощь мне надобна, чтобы пахать да крестьянствовать. А ты куда путь держишь, добрый молодец, со своей храброй дружинушкой?

— Еду в свои города Гурчевец, Ореховец да Крестьяновец дань собирать!

— Добрый молодец, славный богатырь Вольга Святославич! Был я только что в городах твоих; немного я вывез оттуда: лишь два мешка соли по сорока пудов. Жители там разбоем промышляют: обирают проезжих да прохожих. Была со мной плеть с железным наконечником; заплатил я им дани хорошей: кто стоймя стоял, тот сидя сидит; кто сидя сидел, тот лёжа лежит!

Позвал Вольга пахаря с собой. Согласился тот, распряг свою лошадку, сел на неё, и поехали они дальше.

По дороге пахарь говорит Вольге:

— Оставил я соху в борозде; придут, пожалуй, мужики-прохожие, выдернут соху из земли и увезут с собою; нечем мне будет обрабатывать поле. Пошли ты свою храбрую дружинушку; пусть выдернут из земли мою сошку, отряхнут да бросят за куст ракиты!

Послал Вольга за сошкой пятерых добрых молодцев; вертят они сошку за оглобли, а не могут из земли выдернуть, бросить за куст ракиты.

Послал тогда Вольга десять человек дружинушки, чтобы достали они сошку за оглобли; нет сил у них из земли её вынуть.

Послал Вольга на подмогу всю свою храбрую дружинушку; вся дружинушка не может с сошкой справиться.

Говорит Вольге пахарь:

— Даром у тебя дружинушка хлеб ест; больно мало силы у добрых молодцев!

И поехал сам к своей сошке. Взял он сошку одной рукой, из земли выдернул, встряхнул, бросил за куст ракиты.

Сели на коней, поехали дальше: лошадка пахаря рысью идёт, а Вольги конь вскачь едва за ней поспевает, а как прибавила кобылка шагу, и совсем отстал конь Вольги, от усталости спотыкается.

Стал Вольга на коня покрикивать, просит:

— Подожди меня, добрый человек.

Придержал пахарь свою лошадку; Вольга и говорит:

— Что за добрая у тебя, пахарь, лошадка! Кабы была она не кобылкой, а конём – пятьсот рублей за неё дать можно.

— Как бы не так! – отвечает пахарь. – Взял я эту лошадку маленьким жеребёнком – тогда за неё пятьсот рублей заплатил; а если б была она коньком – и цены бы ей не было!

Стал спрашивать Вольга, как зовут пахаря по имени, величают по отчеству?

Говорит тот ему:

— Пройдёт лето, напашу я ржи, в скирды сложу, домой свезу, вымолочу; пива наварю, гостей назову: станут мужики звать меня, величать: здравствуй, Микулушка Селянинович!

Приехал Вольга с Микулушкой в Ореховец, Гурчевец да Крестьяновец. Как увидели жители богатырей, намостили мосты гнилые через реки; поехала дружинушка Вольги – мосты под ней разволились; добрые молодцы в воду попадали.

Ударили тут Вольга с Микулушкой коней своих. Взвились кони, как стрелы, через реку вихрем перелетели. Расправились богатыри с изменниками по своему: не будут другой раз в спор вступать с добрыми молодцами могучими!

А на обратном пути заехал Вольга с дружиною к Микулушке на богатый пир.

Ласково приняли молодого богатыря красавицы, дочери Микулы Селяниновича: напоили, накормили досыта, ласковым словом проводили и встретили; гусляры-певцы на пиру богатырские подвиги в песнях славили. И пировали, гуляли добрые молодцы три дня и три ночи в гостях у Микулушки.

Share