Соловей Будимирович

Из-за дальнего моря, из-за славного острова Кадольского, из богатого города Леденца выплывало, выбегало тридцать кораблей с белыми парусами, да ещё один корабль впереди всех — имя ему «Сокол», а хозяин того корабля сам Соловей Будимирович, богатый добрый молодец.

Все корабли хорошо расписаны, разубраны, а «Сокол» лучше всех; вместо очей у корабля по яхонту вставлено, вместо бровей по чёрному соболю якут­скому прибито, вместо усов два острых ножа булатных воткнуто, вместо ног — два горностая, вместо гривы — две лисицы пушистые, вместо хвоста — два медведя белых заморских; нос расписан по-туриному, а бока по-звериному. Якоря на корабле серебряные, мачты позолоченные, паруса из дорогой ткани: не гнутся, не трутся, не ломаются, канаты из заморского шёлка.

Посреди корабля стоит шатёр расписной: потолок в нём из бархата, стены завешаны лисицами и соболями, скамья в нём из дорогого рыбьего зуба.

На скамье сидит прекрасный молодец, Соловей Будимирович, со своей родимой матушкой Ульяной Григорьевной. Едут они к городу Киеву к князю Солнышку в гости.

Взял с собой Соловей храбрую дружину в триста молодцев удалых и смелых; богато они принаряжены: кафтаны на них алого сукна, шапки на них чёрного бархата, сапожки зелёные сафьяновые застёгнуты серебряными пряжками, золотыми гвоздями подбиты, под пятой — ворона пролетит, около носка яйцо прокатится.

Приплыл корабль под славный Киев; бросила якоря Соловьёва дружина в Днепр-реку, положили три сходни на берег, три мостика: один красного золота, другой чистого серебра, третий светлой меди. По первому мостику Соловей сам перешёл, по второму мать перевёл, а по третьему шла его дружина молодецкая; уплатили гости в таможне пошлины за товары семь тысяч золотом.

Взял Соловей богатые подарки, идёт в гридню к князю Владимиру, Спасову образу молится, князю низко кланяется, дары свои подносит: целую мису красного золота, меха чёрных соболей да сибирских лисиц, а княгине, прекрасной Евпраксии, поднёс Соловей дорогих тканей с дивными узорами; нарисованы на них были хитрости Цареграда, мудрости Иерусалима, замыслы Соловья Будимировича; а Забаве Путятишне, княжей племяннице, подарил Соловей мису скатного жемчуга.

Понравились дары князю и княгине, зовут они щедрого гостя своего на почестный пир.

Говорит Владимир-князь:

— Удалый добрый молодец, Соловей Будимирович, живи у нас в Киеве: выбери себе для житья дворы княжеские, дворянские или боярские.

— Красное Солнышко! Не надо мне столько места: ты отведи мне уголок в саду у Забавы Путятишны, там построю я себе три терема, чтобы было где жить, пока я стою в Киеве.

Князь исполнил просьбу своего гостя, дал ему землю в саду у Забавы.

Пошёл Соловей к своему кораблю, говорит дружинушке:

— Братцы мои, работнички! Берите-ка вы топоры булатные, пойдите к Забаве в зелёный сад, постройте мне светлый терем, широкий двор.

Принялась за работу дружинушка, словно дятлы в дерево пощёлкивают, колоды, дубы вывёртывают, во все стороны разбрасывают — к утру поспело для Соловья светлых три терема с золотыми маковками, с тремя сенями косящатыми и с тремя решётчатыми; в теремах навели работники неописан­ную красоту: на небе солнце — и в тереме солнце, на небе месяц — и в тереме месяц, заря зарю сменяет.

Проснулась утром Забава Путятишиа, посмотрела в окошко, диву далась, увидав новые терема у себя в саду.

Надела Забава наскоро соболью шубку на одно плечо, побежала в сад рассмотреть хорошенько дивные терема; слышит — в теремах шум и звон: в первом тереме деньги сыплются, звякают: кто-то казну считает, во втором Соловей Богу молится, в третьем музыка гремит.

Вошла Забава в третий терем: было там так прекрасно, что у ней от удивления ноги подкосились — села она на скамью.

Вышел навстречу к Забаве сам Соловей Будимирович.

— Здравствуй, красная девица, Забава Путятишна! Поклонилась ему Забава в пояс, стала его расспрашивать:

— Откуда ты родом, добрый молодец? Холост ты или женат? Если ты холост и я тебе нравлюсь — возьми меня за себя замуж!

Посмотрел на неё Соловей с удивлением:

— Всем ты хороша, девица красная, и понравилась мне; одно мне не понравилось — зачем ты сама себя просватала?

Покраснела Забава, как маков цвет, как вскочит живо на быстрые ноженьки, правой ручкой закрылась, убежала в свой терем, расплакалась горько.

Хочет Соловей жениться на Забаве. Проведала об этом его мать и говорит ему:

— Съезди-ка раньше за море синее, расторгуйся там хорошенечко, тогда вернёшься и женишься на Забаве.

Пока Соловей ездил за море, явился в Киев купец — Голый Щап Попов, привёз князю подарки, сватает за себя Забаву.

Спрашивает его Владимир:

— Добрый молодец, Щап Попов, не слыхал ли чего за морем о молодом купце Соловье Будимировиче?

Отвечает Щап:

— Я его встретил в городе Леденце: он не заплатил королю Венецеискому таможенных пошлин, за то и попал в тюрьму.

Согласился Владимир отдать Забаву за Щапа; уже и свадебный пир устроили.

Об эту пору вернулся в Киев Соловей Будимирович; вышел он с корабля, переодетый в платье каличье, взял с собой сорок товарищей, приходит на княжеский пир.

А на пиру Забава узнала своего суженого да и говорит князю Солнышку:

— Государь-свет, родимый дядюшка! Ведь это мой прежний жених, Соловей Будимирович; пойду ему навстречу!

Выбежала Забава из-за стола, пошла Соловью навстречу, взяла его за белые руки, усадила рядом с собой за стол. Наутро обвенчали их в Божьем храме, на пиру княжеском им славу спели. Стали они вместе жить-поживать, а Щап Попов ни с чем убрался к себе домой.