Михайло Казарянин

Не ясный сокол вылетывал, не белый кречет выпархивал — выезжал в чисто поле из Галича добрый молодец, Михайло Казарянин. Конь под ним — словно лютый зверь: проходу, проезду не дожидает­ся, реку в пятнадцать вёрст шириною за один раз перескакивает; доспехи на молодце такие, что и цены им нет: латы и панцирь из чистого серебра, кольчу­га золотая, шлем ценою в три тысячи, копьё в руках, как свеча горит; концы на луке из красного золота, а полосы по ним булатные и тетива шёлковая; в колчане у Михаилы полторы сотни стрел — каждой цена пять рублей.

Снаряжается Михайло в Киев, в гости к князю Владимиру. Приезжает в Киев, приходит в гридню княжескую прямо на почестный пир.

Не случилось тут у Владимира стольника-чашника, сам князь налил для богатыря чашу зелена вина в полтора ведра да турий рог сладкого мёда в полтрети ведра.

Подносит князь вино и мёд богатырю и говорит:

— Молодой Михайло Казарянин! Сослужи-ка мне службу: съезди к морю синему, настреляй гусей, белых лебедей, налови малых серых утушек, чтобы было мне что на стол подать. А я тебя за это пожалую своей великой милостью.

Поехал добрый молодец за добычей, видимо-невидимо птиц настрелял для княжеского стола. Уже повернул он назад своего лихого коня, как вдруг видит — стоит в поле громадный дуплистый дуб; на дубу сидит чёрный ворон диковинный: ноги и клюв у него словно жар горят; сидит, перышки расправляет.

Вынул Михайло тугой лук, достаёт уже калёную стрелу из колчана, хочет застрелить чёрного ворона, а ворон говорит ему человеческим голосом:

— Не стреляй в меня, добрый молодец, нет для тебя во мне никакой корысти: кровь мою пить не будешь, мясо есть не станешь, а я сослужу тебе службу; слушай же меня хорошенечко: поезжай на высокую гору, посмотри с неё в чистое поле и увидишь в поле три белых шатра; скамьи в них из дорогого рыбьего зуба, а на тех скамьях сидят три татарина, прислуживает им молодая пленница, душа-девица Марья Петровна; поезжай и освободи её из тяжкого плена.

Послушался Михайло ворона, поехал на высокую гору, увидал татарские шатры и повернул к ним коня своего.

Подъехал к шатрам Казарянин, увидал в шатрах и красную девицу, о которой сказал ему ворон: прислуживает девица злым татарам, горючими слезами обливается.

Говорят ей татары:

— Не плачь, красная девица! Не тумань своих очей ясных — мы тебе зла не сделаем, увезём тебя в Орду, отдадим замуж за нашего татарина, за доброго молодца.

Разгорелось сердце в Михаиле, как сокол налетел он на шатёр, как вихрь повалил злых татар и освободил красную девицу.

Говорит она ему:

— Что же не спрашиваешь меня, добрый молодец, об имени, о роде-племени? Я ведь родом из Волыни, из города Галича, дочь купца Марья Петровна!

Обрадовался Михайло, услышав это.

— Душа красная девица, — воскликнул он, — ведь ты мне сестра родная! Расскажи, как ты попала в руки злых татар?

— Гуляла я под вечер в своём саду вместе с родимой матушкой; откуда ни возьмись, прискакали три татарина-наездника, захватили меня, посадили на коня и увезли с собою.

Забрал Михайло всё серебро и золото в татарских шатрах, посадил девицу на татарского коня, двух других коней с собой повёл и поехал к Владимиру. Низко кланяется Михайло князю Солнышку.

— Исполнил я твою службу княжескую, настрелял гусей, лебедей, малых утушек, да ещё убил в поле трёх татар, сестру родную выручил из плена, привёз добычу — серебра, золота татарского.

Принял князь подарки, щедро угостил на пиру доброго молодца, промолвил ему ласковое слово:

— Честь тебе и хвала, добрый молодец, что служишь мне, твоему князю, верой и правдою!

Share