Диво дивное, чудо чудное

Жил-был богатый купец с купчихою; торговал дорогими и знатными товарами и каждый год ездил с ними по чужим государствам.

В некое время снарядил он корабль; стал собираться в дорогу и спрашивает жену:

— Скажи, радость моя, что тебе из иных земель в гостинец привезти?

Отвечает купчиха:

— Я у тебя всем довольна; всего у меня много! А коли угодить да потешить хочешь, купи мне диво дивное, чудо чудное.

— Хорошо; коли найду – куплю.

Поплыл купец за тридевять земель, в тридесятое царство, пристал к великому, богатому городу, распродал все свои товары, а новые закупил, корабль нагрузил; идет по городу и думает: «Где бы найти диво дивное, чудо чудное?»

Попался ему навстречу незнакомый старичок, спрашивает его:

— Что так призадумался-раскручинился, добрый молодец?

— Как мне не кручиниться! — отвечает купец. — Ищу я купить своей жене диво дивное, чудо чудное, да не ведаю где.

— Эх ты, давно бы мне сказал! Пойдем со мной: у меня есть диво дивное, чудо чудное – так и быть, продам.

Пошли вместе; старичок привел купца в свой дом и говорит:

— Видишь ли – вон там на дворе гусь у меня ходит?

— Вижу!

— Так смотри же, что с ним будет… Эй, гусь, подь сюды!

Гусь пришел в горницу. Старичок взял сковороду и опять приказывает:

— Эй, гусь, ложись на сковороду!

Гусь лег на сковороду; старичок поставил ее в печь, изжарил гуся, вынул и поставил на стол.

— Ну, купец, добрый молодец! Садись, закусим; только костей под стол не кидай, все в одну кучу собирай.

— Вот они за стол сели да вдвоем целого гуся съели.

Старичок взял оглоданные кости, завернул в скатерть, бросил на пол и молвил:

— Гусь! Встань встрепенись и поди на двор.

— Гусь встал, встрепенулся и пошел на двор, словно и в печи не бывал!

— Подлинно, хозяин, у тебя диво дивное, чудо чудное! — сказал купец, стал торговать у него гуся и сторговал за дорогие деньги. Взял с собой гуся на корабль и поплыл в свою землю.

Приехал домой, поздоровался с женой, отдает ей гуся и сказывает, что с этой птицей хоть всякий день некупленное жаркое ешь! Зажарь ее – она опять оживет!

На другой день купец пошел в лавки, а к купчихе полюбовник прибежал. Такому гостю, другу сердечному, она куды как рада! Вздумала угостить его жареным гусем, высунулась в окно и закричала:

— Гусь, подь сюды!

Гусь пришел в горницу.

— Гусь, ложись на сковороду!

Гусь не слушает, нейдет на сковороду; купчиха осердилась и ударила его сковородником – и в ту же минуту одним концом сковородник прильнул к гусю, а другим – к купцовой жене, и так плотно прильнул, что никак оторвать нельзя!

— Ах, миленький дружок, — закричала купчиха, — оторви меня от сковородника, видно этот проклятый гусь заворожен!

Полюбовник обхватил купчиху обеими руками, хотел было от сковородника оторвать, да и сам прильнул…

Гусь выбежал на двор, на улицу и потащил их к лавкам.

Увидели приказчики, бросились разнимать; только кто до них дотронется – так и прилипнет!

Сбежался народ на то диво смотреть, вышел и купец из лавки, видит – дело-то неладно: что за друзья у жены появились?

— Признавайся, — говорит, — во всем; не то навек так – сольнувшись – останешься!

Нечего делать, повинилась купчиха; купец взял тогда рознял их, полюбовнику шею накостылял, а жену домой отвел да изрядно поучил, приговаривая:

— Вот тебе диво дивное! Вот тебе чудо чудное!