О еде

Хлеб всему голова. Ржаной хлеб всему голова.
Хлебом сыты, хлебом (т. е. вином) и пьяны.
Хлебушка – калачу дедушка (ржаной пшеничному).
Хлеб хлебу брат (о хлебосольстве).
Хлеб-соль не бранится (не бранит). Боронись хлебом-солью.
От хлеба-соли не отказываются.
Хлеб-соль заемное (взаимное, отплатное) дело.
Хлеб-соль платежом красна. Хлеба б те в брюхо (шуточ.).
Всякая погудка ко хлебу годна.
В застолье скажешь, что знаешь (т. е. говори всё).
Не за хлебом-солью сказано (дурное слово).
За обедом соловей, а после обеда воробей.
На троих приспето, а четвертый сыт.
Родится роток – родится и кусок.
Спорынья в квашню! (Ответ: сто рублей в мошну!)
Мельница сильна (работает) водой, а человек едой.
Добра пора – пора вон из стола (привет при входе в дом, во время обеда).
Не для Иисуса, ради хлеба куса (делается то и то).
Только ангелы с неба не просят хлеба. На всякую душу (на долю всякого) Бог зарождает. Родись человек – и краюшка хлеба готова (крестьяне землю делят по душам).
На рабочего дело найдется, на голодного кус сыщется. Человек из еды живет. Каков ни есть, а хочет есть. Сесть на пенек да съесть пирожок (из сказки).
Сесть на пенечек да съесть кусочек.
Что пожуешь, то и поживешь. Что укусишь, то и потянешь.
Не лошадь везет, а хлеб (или: овес).
Не воз едет, овес везет.
Жива душа калачика чает.
И муха набивает брюхо. И муха не без брюха.
Любо брюху, что глаза кашу видят (на кашу глядят).
Не конь бежит, а корм дрочит.
Плачь не плачь, а есть-пить надо.
Худо можется, кость не гложется.
Неможет, корочки хлеба не гложет, а пирожка боится.
Кабы не зубы, так и душа бы вон.
Хлеб да живот – и без денег живет (коли есть хлеб да скот, не надо и денег).
Натощак неспоро и Богу молиться.
Тощий живот ни в пляску, ни в работу.
Дыры в глотке ничем не зачинишь.
Дыру во рту, что выть (пора еды) , то и затыкай.
Дыра во рту насквозь просверлена, не наполнишь.
Тощий на печи, сытый на току. Натощак и песня не поется.
Волк сыро едал, да высоко прядал.
Одна майская роса лучше овса.
Калачник не табачник: не даст рожка понюхать.
Поп да петух и не евши поют.
Овца не помнит отца, а сено ей с ума нейдет.
Кобыла вздыхает, а траву хватает.
Голодной куме хлеб на уме. Люди за хлеб, так и я не слеп.
Голодный и в портках хлеба украдет (т. е. и одетый).
Хлеб спит в человеке (сытость сон дает).
Сытое брюхо спит, голодное на слуху сидит.
Голодному всегда полдни. Есть хочу – и обедать пора.
Какова псу кормля, такова ему (его) и ловля.
Какова еда – такова и хода (и наоборот).
Корм коня краше. Овесец и чистит и гладит.
Не гладь коня рукою, гладь мешком.
У коровы во рту молоко (т. е. по корму).
Не кормя, далеко не уедешь. По еде работа.
Наг поле перейдет, а голоден ни с места.
Дадут хлебца, дадут и дельца.
Стол поставят, так и работать заставят.
С голодьбы и собака со двора сбежит.
И пес перед хлебом смиряется.
Голод и волка из лесу (на село) гонит.
Голод – сварливая кума: грызет, поколь не доймет.
Заплати (за поросенка) грош да посади в рожь, так будешь хорош.
Сыт конь – богатырь, голодный (голоден) – сирота.
Хлеб возит, а мякиной кормят (т. е. лошадь).
Холод не терпит голод (т. е. голоду).
Молод – и сам знал голод, а отъелся – позабыл.
У голодной пташки и зоб на стороне (на боку).
Нет той птицы, чтобы пела, да не ела. Ест и пьет – так поет.
Голодному Федоту и щи в охоту.
Хоть без забелки, да хлебнуть-то дай.
Голодный волк и завертки рвет (привязь оглобель у саней).
Кто голоден, тот и холоден. Хлеб греет, не шуба.
Гонит голод и волка из колка.
Голодный волк сильнее сытой собаки.
У голодного волка из зубов кости не вырвешь.
Голод не тетка, брюхо не лукошко.
Сыть голоду не разумеет. Сытый голодного не поймет.
Сыть голоду не верит. Христос с вами, я сыт.
Никого так не бойся, как сытой собаки да голодного человека.
У брюха нет уха. Голод живота не пучит.
С голоду брюхо не лопнет, только сморщится.
Никто с поста не умирает. Сыта не сыта, а всегда весела.
Любимая моя песенка: «Поесть хочется» («А чего бы поесть?»).
С поста не мрут, а с обжорства мрут.
С голоду не мрут, только пухнут, а с обжорства лопаются.
Любимая весть, как скажут, что пора есть.
Веселая песенка: «Поесть хочу», любимая песенка:
«Я спать хочу».
Обед брюха не ищет. Хлеб за брюхом не ходит.
Проймет голод – появится и голос.
Проголодаешься – так догадаешься.
Ичется с голоду, дрожится с холоду.
Покуда жив человек, голодною смертью помирать не станет (как-нибудь да придумает кормиться).
Голодный француз и вороне рад.
Приняла б душа, а брюхо не прогневается.
Мой рот все мнет, и мед так жрет.
На наше трепало что б ни попало – всё мнет.
С голоду Малашке и алашки в честь (всласть).
Ни росиночки, ни порошиночки во рту не было.
Ни хмелинки, ни порошинки во рту не было.
Словно кто в брюхе на дрожках (на колесах) ездит.
На пище св. Антония. Живем на поджиде хлеба.
Положить зубы на полку (т. е. голодать).
Тяни губы на зубы!
Щелкать зубами. Щелкай зубами да свищи в ноготок.
Уж солнышко на ели (поднялось в дерево), а мы еще не ели.
И тесно и на брюхе пресно. Смерть как есть хочется.
Как голодный француз, как голодный волк.
Голоден, как волк; голоден, будто век не едал.
Не евши, не пивши, и поп помрет.
Голодный волк, да зубами щелк.
Брюхо болит, на краюху глядит.
С нету в брюхе не зарычит (не заеры?чется).
Хлеба ни куска, так и в тереме тоска.
Заморить червячка (т. е. закусить).
В брюхо хоть лапоть вбей.
Рот, что скребок: всё подберет.
Станешь есть и мед, как голод проймет.
Как медведь, лапы сосать не станешь.
На вот пососи, не укуси, а больше не проси!
Хороша потеха гусли, а ореха не стоят.
Брюхо не гусли: не евши, не уснет.
Не в год спрашивают, а в рот. Не ждет, а просит.
Голод не тетка, душа не сосед (не уйдешь).
Голод не тетка (не теща, не кума), пирожка не подсунет.
Голодный, и владыка (и патриарх) хлеба украдет.
Душа не сосед: пить-есть просит.
Голод не сосед: от него не уйдешь. Голод в мир гонит.
Брюхо – злодей: старого добра не помнит.
Брюхо – не лукошко: под лавку не сунешь.
Брюхо – не яма: ни завалить, ни засыпать (ни загатить).
Брюхо – пасть: с ним и пропасть. Брюха не залечишь.
Изнимет брюхо голодуша, придет боль и ворогуша.
На пустое брюхо всякая ноша тяжела.
Похмельное доймет – отшутишься; голодное доймет – окочуришься.
Голодный откусил бы и от камня.
Пронимает и похмельное и голодное.
Не давай голодному хлеба резать (обделит).
Рад Аника, что крома велика.
Рот болит, а брюхо есть велит.
Брюхо старой дружбы не помнит.
Холоп да брюхо добра не помнят.
Брюхо, что судья: и молчит, да просит.
Брюхо – глухо, словом не уймешь (что ни говори, а корми).
Голодное брюхо глухо (без уха).
Слышит и ухо, что не сыто брюхо.
Желудок не овчина: его не выворотишь.
Брюхо не мешок: его не набьешь отрепьем.
Дал Бог ротик – даст и кусочек.
На Руси никто с голоду не умирал.
За голодного Бог заплатит.
Молитвой квашни не замесишь.
Молитву твори, а муку в квашню клади.
Было бы что поесть, а то Бог пропитает.
Кто сыт, тот у Бога не забыт.
По сытому брюху хоть обухом.
Хоть чертом зови, да хлебом корми.
Хоть бита, да сыта. Наелся сыт, так и стал знать стыд.
Коли ем (Покуда ем), так и глух и нем.
Как придет беда, не пойдет на ум и еда.
Кто свеж (У кого живот свеж), тот побольше ешь.
Обед на обед не побои на побои (терпеть можно).
Ешь, пока рот свеж, а завянет – никто в него не заглянет.
Ешь, пока оход свеж, а завянет – не заглянешь.
Ешь, покамест живот свеж. Ешь больше, а говори меньше.
Ешь больше – проживешь дольше. Ешь больше – богатырем будешь.
Ешь без уклону, пей без поклону.
Ешь больше теста: в брюхе есть место.
В брюхе простор: что ни день, то и сыпь и лей.
В сусек не пойдет, а в брюхо пойдет (не за один раз, исподволь).
Как ни тесно (на брюхе), а всё есть место.
В печи тесно (как готовят), а в брюхе просторно.
Не говори, что сыт, а промолчи да пережди.
Живот крепче – на сердце легче.
Кашевар живет сытее князя.
Без ложки и добрый едок станет.
Ешь досыта, а делай до поту.
Кряхтя работай, ешь – отдувайся.
Скорый едок – спорый работник. Не ложкою, а едоком.
Кто ест скоро, тот и работает споро.
Каков у хлеба, таков и у дела. Все зубы целы – работник.
Голодному не стать время разбирать.
Красна дорога ездоками, а обед – едоками.
Где каша, там и наши. Где щи да каша, там и место наше.
Улежно псу, да неуедно (неуедчиво).
Где питко да едко, туда душа горит.
Где оладьи, тут и ладно; где блины, тут и мы.
Где кисель, тут и сел; где пирог, тут и лег.
Где тесто (тесно), там и нам место.
Где калья (род селянки), там и я.
Семь раз поели, а за столом не сидели.
Ужин не нужен, был бы обед.
Не поужинавши, легче, а поужинавши, лучше.
Без ужина спать – собачья стать.
Без ужина подушка в головах вертится.
Я креститься – что не спится? Погляжу, ан, не ужинавши, лежу.
Рад дурак, что пирог велик; рад и пирог, что у дурака рот.
Из горла кусу не вырвешь. Проглотил, что похоронил.
Из боку не вырвешь. Из земли выроешь, а из боку не вырвешь.
Много есть – невелика честь. Большая сыть брюху вредит.
Сытое брюхо на ученье глухо.
Не евши – тощо, а поевши – тошно.
Не ел – не мог, а поел – без ног.
Не ем – так не могу; а поем – ног не сволоку.
Не ел – так обомлел; а наелся – и вовсе повалился.
Один крест хлеба не ест.
Без хлеба не жить, да и не от хлеба (не о хлебе) жить.
Не о хлебе едином жив будеши.
Голод живота не пучит, а натощак веселей (свежей).
Напитай (Удовольствуй), Господи, малым кусом!
Душа и редечкой напитается, а тело вологу любит.
Рада б душа посту, так тело бунтует.
Ешь вполсыта, пей вполпьяна – проживешь век дополна.
Сладкого не досыта, горького не допьяна.
Сладкого досыта не наешься. Сладко естся – так плохо спится.
Горьким лечат, а сладким калечат.
Обедай, да не объедай. Ешь, как огнем прижги (дочиста).
Ест (Пьет) как не своим ртом (вяло, плохо).
Ест как не в свое брюхо (много).
Жрет, только за ушами трещит. Жрет, как корова.
Первый кус – разбойник.
Первый кус – собакой в ус.
Навалился, как бык на барду. Покинь хоть собакам что.
Чавкает, как свинья. Словно жвачку жует.
Ест, что бельма на лоб лезут. Прожорлив, как мешок.
Одним рылом и глядит (т. е. обжора).
Неси в ворота, где ус да борода.
Вилкой, что удой, а ложкой, что неводом.
Ложка узка, берет по два куска: развести пошире – возьмет четыре.
Донеси Бог до двора, а брюхо, что гора.
Поповское брюхо из семи овчин сшито.
Как хлеба кусок, так разинул роток.
Солощ мужичок: загибает крючком язычок.
Что, сыт? – Погоди, дай распоясаться.
Догадлив парень: на крутую кашу распоясался.
Ел мужик щи с кашей долго; положил ложку, распоясался, перевел дух, да и начал снова (прибаутка).
Набивал мешок. Навалил полну зобню.
Зоб крив – так птичка сыта. Набила зобок – так и чистит носок.
Послышала ворона в зобу – так полетела в лес.
Чуть зевает, а брюхо набивает.
В мертвого кус нейдет, а живой как-нибудь проглотит.
Рот уж болит, а брюхо все есть велит.
Ох, мой Бог: в рот не лезет, а в брюхо одна дорога.
Весь сыт, а глаза всё голодны.
Поколь в чашке есть, все блазнит.
Человек тщедушен: чуть поел – уж и сыт.
Брюхо не мешок, в запас не поешь.
Наша невестка все трескает: дай мед, и тот сожрет.
Дай брюху волю – брюхо города выест.
Сыт покуда, как съел полпуда; теперь как бы проведать, не станет ли кто обедать (где можно пообедать).
Наелся, как бык, не знаю, как и быть.
Сыт, как Егорьевская гора (в Нерехте).
Брюхо, что гора: как бы доплестись до двора.
Дядя – требуха, съел корову да быка.
Сыть переел. Был сыт, да переел и сыть.
Селезенка бьется (как у лошади после водопою).
Дай насосаться пиявке – сама отвалится.
Сытую скотину на мясо бьют.
Ем, а дела не вем. Рабочего вола на барду не ставят.
Я не драться, не бороться: мне бы посытее напороться.
Здравствуйте, дружки-толоконнички, а толоконце съев, да розно всё.
Тит, поди молотить! – Брюхо болит. – Тит, поди кисель есть! – А где моя большая ложка?
У Ипата к пирогам борода с лопату, а увидел дубину – и борода клином.
Как пирог с грибами, так все с руками; а как плеть с узлом, так и прочь с кузлом.
Мед сладко, а муха падко. Люд голодный, а кус повадный.
Этакой пест, да и тот хлеб ест (как толкут).
Поел пест в ступе толокна – и сам не рад.
И худой живот, да хлеб жует.
И поджарый (И тонкий) живот без еды не живет.
Каков ни будь урод, а хлеб несет в рот.
Каков ни есть, а хлеба хочет есть.
Сам хлеба не стоит, а еще вино пьет.
Кто любит деньги копить, а кто брюхо кормить (растить).
Лакомый мошны не завязывает. На колбасах штаны проел.
Не оттого оголели, что сладко пили-ели, а так Бог дал
(а знать, на нашу денежку прах пал).
Голь голью, а луковка во щи есть. Голо, голо, а луковку во щи надо.
Живем не мотаем, а пустых щей не хлебаем: хоть сверчок в горшок, а все с наваром бываем.
Перехватка – хлеба недохватка, завтрак – завтра, обед – пробег, ужин – незаслужен.
Брюхом добра не наживешь. Брюхо наживешь, а брюхом ничего не наживешь.
Брюхом хлеба (или: живота) не вытаскаешь.
Брюхом хлеба не выносишь, а губами пива не выпьешь.
Человек хлебом живет, а не промыслом.
Рыба рыбою сыта, а человек – человеком.
Хлеб – дар божий, отец, кормилец.
Хлеб – батюшка, водица – матушка.
Стол (земля, нива) – божья ладонь: кормит.
Покуда есть хлеб да вода, всё не беда.
Хлеб да соль, и обед пошел.
Без хлеба, без соли худая беседа (половина беседы).
Без хлеба, без соли никто не обедает.
Не будет хлеба – не будет и обеда.
Худ обед, коли хлеба нет. Без хлеба не обед.
Палата бела, а без хлеба в ней беда.
Не в пору и обед, как хлеба в дому нет.
Плевать на обед, коли хлеба нет.
Хлеб везде хорош: и у нас, и за морем.
Хлеба ни куска – так и в горле тоска.
Хлеба ни куска – так и в тереме тоска, а хлеба край – так и под елью рай.
Хлеб на стол – так и стол престол; а хлеба ни куска – и стол доска.
Без хлеба и у воды худо жить. Без хлеба на воде ноги жидки.
Хлеб да вода – блаженная еда.
Хлеб да вода – крестьянская (бурлацкая, казацкая, солдатская, мужицкая) еда.
Хлеб да вода хоть кому так промнут бока.
Отложить блины до иного дня.
Хлеб черствый – обед честный.
Не наша еда лимоны, есть их иному.
Кто заплесневелый хлеб ест, легко плавать будет.
Недорог виноград терский, дорог хлеб деревенский: немного укусишь, а полон рот нажуешь.
Как хлеб да квас, так и всё у нас.
Хлеба ломоть – и руками подержаться, и в зубах помолоть.
Пшеничка по выбору кормит, а матушка-рожь всех дураков сплошь.
Отрежешь – так оселка (оселок, и твердо и гладко), а откусишь – так гребенка (о дурно испеченном хлебе; с закалом).
Когда черное сено, тогда и лошади сыты (не жалеют его).
Такое сено, что лошади не евши сыты.
Такое сено, что хоть попа корми.
Такое сено, что сам бы ел, да деньги нужны.
Зимой без шубы не стыдно, а холодно; а в шубе без хлеба и тепло, да голодно.
Без хлеба святого все приестся.
Калач приестся, а хлеб никогда.
Опричь хлеба святого да вина проклятого всякое брашно приедчиво.
Хлеб да мякина – Самсона сила.
Матушка-рожь кормит всех дураков сплошь, а пшеничка – по выбору. Краюхой заложи, калачом поверши.
С калача лицо белеет, а с сыты краснеет.
С калачика личико хоть дрябло, да бело, а со ржанухи – словно дубленое.
Сайки, что свайки; калачи, что рогачи.
В Москве калачи, как огонь, горячи.
Мужик просил у черта пшеничного хлеба, черт дал ему калач, сказав: «Кал-ач» (по-татарски: не наедайся, будь голоден).
Без соли невкусно, а без хлеба несытно.
Соли нет – так и слова нет; а мука дошла – по всей семье переговорка пошла.
Без хлеба несытно, а без соли несладко.
Без соли и хлеб не естся. Без соли стол кривой.
Без хлеба – смерть, без соли – смех.
Несолоно есть, что с немилым целоваться.
Соли не жалей – так есть веселей.
Недосол на столе, пересол на спине.
Пей горчее, ешь солонее: умрешь – сердцем здоров будешь.
Присоля, хлебнешь. Посоля, все съестся.
Кисло пей, солоно ешь: помрешь – не сгниешь.
Кисло, сладко, солоно, пресно: хлебнешь – упадешь, вскочишь – опять захочешь (еще попросишь).
Хлеб да крупы на здоровье лупи.
Гречневая каша – матушка наша, а хлебец ржаной – отец наш родной.
Гречневая каша – мать наша, хлебец – кормилец.
Горе наше, что без масла каша.
Кашу маслом не испортишь.
Горе наше – гречневая каша: есть не хочется, да и покинуть жаль.
Горе наше – гречневая каша: есть не сможется, отстать не хочется.
Масло коровье кушай на здоровье.
У каши привал, так дотянемся.
Одному и у каши не споро. Один у каши сирота.
Один в поле не воин; один и у каши загинешь.
Густая каша семьи не разгонит.
Без каши обед не в обед.
Такая крутая каша, что хоть палец уломи.
Кто ки шу не мнет, у того отец, мать умрет; а кто и мнет, и у того не мине т.
Молод – кости гложи, стар – кашу ешь.
На кости мясо слаще. Недаром и собака кость гложет.
Щи да каша – кормилицы наши.
Каша – разгоня наша.
Каша наша, щи поповы (лапша дьяконова).
Мать наша – гречневая каша: не перцу чета, не прорвет живота.
Ешь щи – будет шея бела, голова кудревата.
Щи – добрые люди. Щи всему голова.
Дичь во щах – а все тараканы.
Щи да каша – мать наша.
Щи капустою пригожи, а солью вкусны.
Капустой пригоже, а солью вкусно.
Капусту не густу, щи пожди, а хлеб да каша давно не наша.
Капуста из куста, густа, да невкусна.
Хлеб да капуста лихого не попустят.
И капуста, да лучше пуста.
Капуста лучше пуста: хоть в брюхе не порожне.
Капуста не пуста, сама летит во уста.
Ел, ел капусту, а в брюхе все пусто.
Не казни Бог ничем, как капуста ни с чем.
От капусты бежал, да на брухму (брюкву) попал.
Голанка да немка (брюква) хоть кого из избы выгонит.
Эти щи из Царяграда пеши шли.
Щи, хоть порты полощи.
Эти щи по заречью шли, да к нам пришли.
Щи хоть кнутом хлещи, и пузырь не вскочит.
На татарских щах жиру нет, а на русских пару не видать.
Скорое кушанье толокно: замеси да и в рот понеси.
Сухари, хоть не вари, так можно есть.
Все хорошо, да не как толокно.
Что в рот, то спасибо. Что в рот, то глот.
Ныне толокно, завтра толокно, да как всякий день одно, так прискучит оно.
Киселем брюха не испортить.
Пресное тесто найдет место.
Киселю да царю всегда место есть.
Сыт до зела, не хочу и киселя.
Кисель зубов не портит.
Кисель зубам не порча.
Кисель ноги подъел.
Кисель да сыта – бабья еда.
Блин добро не один.
В блин ломоть завернуть.
Блин брюху не порча.
Блин не клин, брюха не расколет.
Житье блинам на поминках (где они подаются наперед, а на свадьбе после всего).
По семи молодцов на овсяный блин.
Что на сковороду наливают да вчетверо сгибают.
Без блина не маслена; без пирога не именинник.
По домам да к пирогам, разрежем пирог поперек.
Колчан пригож стрелами, обед – пирогами.
Красна река берегами, обед – пирогами (едоками).
Рад Яков, что пирог с маком. Ешь, дурак, с маком.
Тот дурак, кто пирогу не рад. И дурак пирогу рад.
Не поглядев на пирог, не говори, что сыт.
Пирог обеду ворог (т. е сытен) .
Пироги обеду вороги.
Пирог арзамасский, с рыбой астраханской.
В пирог завернешь. В пирог все годится (все уйдет).
Шанежка да пирожки, так под самые корешки; а черствый хлеб да кислое молоко, так пополам волокно (говорят астраханск. косари).
Курочка ряжена, требуха перепарена, кобылка гусятинки да стегно поросятинки.
Утки, поджаренные пупки (пряженцы; свадебн.).
Богатый сядет кушать, есть что рушать.
Напекла, наварила, хоть отца с матерью жени.
Так сладко, что того и гляди язык проглотишь.
Облизать пальчики (т. е. сладко).
Пирога ждать (покуда поспеет), не евши спать.
Худ пирог, да съелся; добр пирог, да не за два пошел.
Медведь одну лапу сосет, да всю зиму сыт живет.
Хвощ – деревенский овощ.
Чеснок да редька, так и на животе крепко.
Добра снедь и редька, коли нет рыбки.
Ельник, березник чем не дрова?
Хрен да капуста чем не еда?
Горох да репа животу не крепа.
Репа брюху не крепа.
Поешь горошку, так побегаешь по дорожке (побежишь в дорожку).
Вор горох: воду оставил, а сам ушел (т. е. жидок).
Чем бес не шутит: и редька в торгу!
В редьке пять еств: редечка триха, редечка ломтиха, редечка с маслом, редечка с квасом да редечка так.
Хрен редьки не слаще, черт дьявола не лучше (не легче).
Кто ест лук, того Бог избавит от вечных мук.
Лук семь недугов лечит. Лук да баня все правят.
В пост редьки хвост. Честна чесноковина да луковица.
В Великий пост как узлом затянуто (скороми нельзя).
Редьку есть с господами, а спать идти со свиньями.
Гриб не хлеб, а ягода не трава.
Губина (грибы, овощ) не сыть, а как с нею быть?
Рыба – вода, ягода – трава, а хлеб – всему голова.
С одной ягоды (т. е. с одних) сыт не будешь.
Сладко вишенье, да барско кушанье.
Ягода(у) не видал сорок два года, а хоть бы и век, так нужды нет.
Дворянское кушанье – два грибка на тарелочке.
Дворянский сын с погляденья сыт.
Свекольное тельное да редечное ушное – то еда скупого.
Что чем питается, тем и отзывается.
Карасева ушица – гостиная еда.
Щерба да уха на языке верещит (жидка).
Поешь рыбки – будут ноги прытки.
С рыбки глаза прытки.
Рыба не хлеб, ею сыт не будешь.
Рыбу перевари, говядину недовари. Рыбе перевар, мясу недовар.
Ерши не спорое кушанье: на грош съешь, а на гривну хлеба расплюешь.
Что жов, то плев (такова яства, напр., костлявая рыба).
Не столько съешь, сколько расплюешь.
В щучьей голове, что в холопской клети; в язевой – что в барской.
Живую рыбу домой носить – не станет ловиться.
Яков лаком, съел кошку с маком.
И калина с калачом ему нипочем.
Кишка свиная еда не худая (т. е. колбаса).
С пахтана молока разорвало паренька.
В осень лю бого гостя потчуют молоком, а нелю бого – медом.
Чан мяса, да вкусу нет. Про харчи ныне молчи.
Хорош бы суп, да без круп. Это суп, да без круп.
Этот суп только пучит пуп.
Солонина солона, говядина дорога (оттого не готовим).
Хлебало-то есть, да хлёбова нет.
Крупинка за крупинкой гоняется с дубинкой.
Лопата спела – обед поспел (т. е. шаркнула по печному поду).
Пуста кашица в печи надорвалась кипучи.
Кашица постная, да еще и без круп.
Как удастся, а не то в животе отдастся.
Гуща, опара по рядам направо, а ты, молочко, постой.
Гущей ребят не разгонишь.
Привел Бог киселем заговеться, так гущу на разговенье поставим.
Хоть на воде, лишь бы на сковороде.
Не всласть, да в смак. Не тем вкусом, а сыты будем.
Богатым быть трудно, а сытым немудрено.
На вкус, на цвет товарища нет.
Сыта теща, коли гущи не ест. Сыт чертенок, коли каши не ест.
Кисло и пресно вороти вместе.
Добрый жернов все смелет.
Что б ни попало, лишь бы в рот попало.
Крестьянский аппетит никогда не претит.
Крестьянское горло – суконное бердо, всё мнет.
У мужика в брюхе и долото сгниет.
Ешь солоно, пей горько (вино): умрешь – не сгниешь.
Ешь солоно, пей кисло – и в земле не сгниешь.
Солоно ешь, масли плешь, кисло пей, через край не лей – и на том свете нас помянешь.
От пресной еды и бары хворают.
Гореленько, пекленько, солоненько, вкусненько, холодненько, кисленько (русский стол).
Как ты много ешь! – Зато я много и пью!
В щах таракан – тот же махан (мясное).
Таракан не муха, не взмутит брюхо.
Чеснок толченый да таракан печеный.
Чеснок семь недугов изводит.
Лук семь недугов лечит.
В степи и жук мясо.
Этим мясом зубы намозолишь.
Никто того не ведает, как (где) бедный обедает.
Никто обеда с собой не носит (а наедается).
Дома ешь, что хочешь, а в гостях, что велят.
Лебедин мой, лебедин! Что поставят, то и едим, а чего не поставят, то глядим.
Татарскому мясоеду нет конца.
Губа не дура, язык не лопата: знают, что горько, что сладко.
И старая кобыла до соли лакома.
Кому что по душе, а цыгану – яичница.
С медом и долото проглотишь. Слаще меду.
Мужик с медом и лапоть съел.
С медом и ошметок съешь.
Так сладко, что тошно, инда приторно.
Так солоно, что в пот бросает.
Так горько, что не надышишься.
Так крепко, что огнем палит.
Горек, как полынь (перец, горчица).
Так кисло, что губы сводит; что рыло воротит.
Парень – сластоежка, что ни день, то сыроежка.
Не дороги обабки (грибы), дороги прибавки (приправа).
Не жуй, не глотай, только брови подымай (так вкусно).
Лаком, что македонская княгиня: со щучки одни щечки кушает.
Всё полезно, что в рот полезло.
Колья зелья, а печь перепечь.
Добрый повар стоит доктора.
Лодыгу в кашу, а повара взашей (без него съедим).
Мы едим с корыта, да досыта; а вы с блюда, да дохуда.
Калачей покушать, песен послушать (просим).
Где ни сесть, так сесть, было бы что съесть.
Хоть решетен (решетом), да ежедень, а ситный несытный.
Кому люба честь, тому бы в передний угол сесть; а голодного хоть за порог, только дай пирог.
Брашно добро на пашне. Сперва накорми, а там напой.
Без хлеба не работать, без вина не плясать.
Остатки сладки.
Лакомый кусок на закрепу (т. е. напоследок).
Мне ничто нипочем: был бы Ерошка с калачом.
Мое тело пропотело, испить захотело.
Коли сыт да пьян, так и слава богу (так и пан).
Собравши тарелки, по чарке горелки (т. е. до обеда).
Пей перед ухою, за ухою, после ухи и поминаючи уху.
Непрошеное (Ненуженое) надо выпить.
Бей челом Силе, чтоб поел сидя.
Рюмочка-каточек, катись в мой роточек.
Каточек-каток, покатися в мой роток.
Чай и кофе не по нутру, была б водка поутру.
Не все в живот, что живет.
Трушки сенной пясточку да осколок белого камня (чаю и сахару).
Чаем на Руси никто не подавился (отвечают на извинение хозяйки, что листок чайный попал в чашку).
Чай не хмельное, не разберет.
Чай с позолотой (с ромом).
С чая лиха не бывает (лиха не живет).
Кяхтинский чай да муромский калач – полдничает богач.
Такой чай, что Москву насквозь видно (жидок).
Этот чай – ай-ай-ай! Не чай, а ай!
Шпунтик с поплавком (с лимоном).
Без чашки бражки – гость гложи кость.
Как стакан поднесешь да поленом перелобанишь, так и на ногах не устоишь (о крепости напитка).
То и благо, у кого есть кисель да брага.
Пей пива больше, так брюхо будет толще.
И худой квас лучше хорошей воды.
Овчинный квас хлебает, с мелком вприкуску.
Хорош и квасок, коли шибает в носок.
Лучше воду пить в радости, чем мед в кручине.
Холодна вода не мутит живота (или: ума).
Что за беда?! (То не беда), коли пьется вода.
Вино с водой хуже воды с вином.
Этот квас уж семерых пас, а добирается и до того, кто делает его.
Квас вор: воду в жбан свел, а сам ушел (о дурном квасе).
Не винца – так пивца; не пивца – так кваску; не кваску – так водки из-под легкия лодки.
Хлеб да вода разна еда, а пиво да вино пьем заодно.
Пить вино вместе, а хлеб-соль пополам.
Пьют для людей, а едят для себя.
Кержак (раскольник) все жрет особо, а винцо так вкупе пьет (раскольники не едят из одной посуды с нами).
Пьют да поют для людей (за дружбу, в обществе), а едят да спят на себя.
Испей для дружка, а поешь для себя.
Всё вместе, а табак пополам.
Хлеб-соль вместе, а табачок пополам.
Набивай нос табачком, в голове моль не заведется.
Табаку за губу, всю тоску забуду.
Тряхнися, рожок, проснись, табачок, стройся, соколок, пей, душка, понюшку (соколок – ямка под большим пальцем).
Есть и читать вместе – память проглотишь.