Полоса ли моя да полосонька.

Полоса ли моя да полосонька.
Полоса ль моя да не паханая,
Не пахана, не боронена!
Зарастай, моя полосонька,
Частым ельничком да березнячком,
Еще горькиим да осинничком!
Уж я по лесу хожу-брожу,
Во сыром бору я грибы беру;
Никто в лесе не аукнется.
Откликалися пастушки-дружки,
Государевы да охотнички,
Моей матушки да помощнички.
Припаду-то я ко сырой земле,
Припаду-то я да послушаю,
Чу, заносит голос матушки:
«Ты ay, ay, мое дитятко!
Не в лесу ли ты заблудилася,
Не в траве ли ты да запуталась,
Не в росе ли ты замочилася?» —
— «Ты родима моя матушка!
Заблудилась я в чужой стороне,
Я запуталась в чужих людях,
Замочилась я в горючих слезах!»
— «Ты родимое мое дитятко,
Ты носи платье, да не складывай,
Ты терпи горе, да не сказывай!»
— «Ты родимая моя матушка!
Понося платье, да сложить будет,
Потерпя горе, да сказать будет!»